?

Log in

No account? Create an account

Катынский Излом.
rusdesperados
На варшавском военном кладбище Повонзки в ноябре прошлого года установлен памятник погибшим в авиакатастрофе над под Катынью 10 апреля 2010 года - тогда погибли президент Польши Лех Качинский с супругой и еще 94 человека, включая экипаж. Автор памятника - Марек Модерау.Общий вид - расколотая плита или сломанные крылья





  Марек Модерау так-же является автором памятника-надгробия на могиле красноармейцев с войны 1920 года в Оссове под Варшавой.



«Уважение к солдатам лежит в польской традиции. Стоит показать россиянам, что так мы относимся и к их погибшим. Это стало бы хорошим жестом в польско-российских отношениях» - сказал в свое время по поводу этого памятника маршал сейма Бронислав Коморовский. «Солдаты заслуживают памяти, несмотря на то что они были нашими врагами», «Враг ни враг, а огонек умершим полагается» -- вторила ему администрации местного самоуправления. Но не все в Польше в 2008г.  считали так как Бронислав Коморовский. "Если одному агрессору ставить памятники, то и другому нужно – Гитлер же тоже на нас напал", - сказал Броднецки - представитель Всемирного союза солдат Армии Краевой. Оставим на совести Броднецкого интерпретацию того, кто на кого напал, потому, как освободительный поход на Варшаву в 1920г. и Берлинская наступательная операция 1945г. в принципе были инициированы одинаковыми событиями - оккупацией части Российской территории интервентами. Сегодня нас все же должно интересовать больше другое: Способность польского общества к адекватной оценке исторических реалий и выработки толерантного отношения к иной точке зрения на исторические события. Как только в РФ вновь ослабнут цензурные ограничения на общероссийских ТВ каналах и большинство российского общества сможет ознакомится со всеми точками зрения по катынской проблеме в равных пропорциях, а насильственное кормление народа по тв-каналу Культура пропагандистскими фильмами,  уйдет в далекое прошлое, неподготовленное польское общество может испугаться масштаба иной точки зрения и в этих условиях скатиться к радикальным крайностям, которые вновь станут тормозом в развитии взаимно-выгодного российско-польского сотрудничества.

У кого были возможности и мотивы фальсифицировать документы "Особой Катынской Папки"?
rusdesperados
По мотивам: Была государственная задача -- выяснить правдуl

Николай Галушко - с декабря 1993 г. по февраль 1994 директор ФСБ (тогда ФСК РФ), профессиональная специализация - борьба с национализмом и идеологическими диверсиями (Пятое управление КГБ). В 1993г. за участие в расстреле парламента РФ награжден орденом   «За личное мужество».
Краткая биография.

Окончил юридический факультет Томского государственного университета (1959).

В 1959 по 1963 следователь в органах прокуратуры г. Кемерово. В 1963 по 1971 оперуполномоченный, затем старший оперуполномоченный Второго отдела (контрразведка) Управления КГБ СССР по Кемеровской области.

В 1971 по 1974 начальник отделения, затем заместитель начальника Пятого отдела (борьба с идеологическими диверсиями) Управления КГБ по Кемеровской области.

В 1974—1978 гг. — начальник первого отделения Второго отдела (борьба с национализмом) Пятого управления КГБ. В 1978—1983 гг. — начальник Второго отдела Пятого управления КГБ (борьба с идеологическими диверсиями), В 1983—1984 начальник Пятого отдела, затем заместитель начальника Пятого управления КГБ. В 1984—1987 гг. — первый заместитель начальника секретариата КГБ, начальник дежурной службы КГБ.

В 1987—1991 гг. председатель КГБ Украинской ССР, член Коллегии КГБ СССР. С 1987-88г. после осмотра ведомственной базы отдыха в районе деревни Пятихатки в инициативном порядке стал заниматься "польской" темой. С ноября 1991 г. по январь 1992 г. — начальник секретариата КГБ СССР.

С 1992 г. — заместитель, а затем первый заместитель министра безопасности Российской Федерации. В сентябре-декабре 1993 г. — министр безопасности Российской Федерации. Награжден орденом «За личное мужество» за участие в событиях 3-4 октября 1993 в Москве. С декабря 1993 г. по февраль 1994 г. — директор Федеральной службы контрразведки Российской Федерации.

Почти через 20 лет. в январе 2010г.  Николай Михайлович Голушко приехал на Украину для презентации своей книги.  Его участие в истории Украины в последние годы ее пребывания в составе СССР во многом были определяющими  и не менее драматичным для РФ, ибо тогда он формировал свои "подходы" к прошлому СССР и перерождался в послушный репрессивный инструмент будущих олигархических правителей России. Спустя несколько лет 12.09.1993 г. вместе с П. С. Грачевым, В. Ф. Ериным, А. В. Козыревым Голушко принимает участие в совещании у Б. Н. Ельцина в Ново-Огареве, где было принято секретное решение о расстреле из танковых орудий Верховного Совета РФ и аресте всех выживших  к 19.09.1993 г. Только он безоговорочно поддержал предложение президента Б. Н. Ельцина о роспуске парламента: "Не колебался, не раздумывал Голушко" (Ельцин Б. Н. Записки президента. М., 1994. С. 352)

А в январе 2010г. на Украине, отвечая на вопросы журналистов, Голушко даже "шутит":



“— У меня, как у председателя КГБ, под Киевом была секретная боевка, где дежурили надежные чекисты,
 — Перед отъездом в Москву я приказал им проникнуть в архив КГБ УССР, подогнать к зданию грузовики и вывезти оттуда все материалы на железнодорожную станцию. ”

Но не шутят "бывшие",  обсуждающие на форуме, его январский приезд на Украину с презентацией своей книги:

"На следующий день мне сказал об этом зампред Б. Решали, возбуждать ли на Голушко дело по измене Родине. Не возбудили. А материалы, вывезенные Голушко в Москву, в основном — по 5 линии, литерные дела, ДОП и ДОР на антисоветчиков (а это все функционеры новой украинской власти), картотека агентуры (архивной и действующей на тот период), считай, вся подноготная каждого тогдашнего демократа и его команды. С этими материалами можно было контролировать ситуацию в Украине до мельчайших деталей. Что и делалось с успехом. Сам наблюдаю в каждом созыве ВР десятки бывших (?) агентов КГБ УССР, известных без особой конспирации многим операм и их начальникам того времени. Ведь было принято использовать маневренность агентуры. ВУЗами, медициной, творческой интеллигенцией занималось именно 5 Управление."


И даже раскрывают некоторые детали:

"Грузовики на Москву таки ушли... по получении приказа Председателя выполнил мобилизационное предписание на особый период по эвакуации архива в ЗКП (запасной командный пункт) КГБ УССР в Вышгородском районе Киевской области. А то, что по прибытию туда экипажи грузовиков были заменены (не знаю кем, но похоже на балашинских), и колонна из 4 авто (2 грузовика, 2 волги) ушли в направлении Коптей, состоявшийся факт. Когда об этом стало известно руководству конторы, у них был шок."


Это не первый случай, когда Голушко, "торговал" архивами КГБ:

 ... было возбуждено уголовное дело в отношении бывших сотрудников НКВД, которые были причастны к расстрелам польских военнопленных Старобельского лагеря. ... Всего более 3 тыс. ... Были определены дальнейшие шаги: довести эту информацию до польского правительства независимо от московских решений. ”

Фантастика? Нет, острый нюх карьериста, который тонко чувствовал противоречия между тогдашним председателем КГБ СССР Крючковым и Горбачевым, который для того чтобы приструнить оппозицию в армии, КГБ и партии, нагнетал истерию разоблачений советского (читай "коммунистического") прошлого и запускал расследования настоящих и мифических "преступлений" 30-40ых годов. Голушко умело встал в позу "Чего изволите?" играя на стороне Горбачова, против воли своего московского начальника,  тонко подпиливая ножки его служебного стула. Ведь начать пересмотр катынского дела, официально Горбачева надоумил Яковлев, благо ничего изобретать было не надо, доктор Гебельс сделал это в 1943 году, а в 1990г. Горбачев лишь приказал Главной Военной Прокуратуре ВС СССР начать сбор материалов, подтверждающих  немецкую версию. Председатель КГБ Украинской ССР "демократ", "вольнодумец", депутат ВС СССР Голушко уже тогда метящий на место несгибаемого коммуниста Крючкова, понял, что может помочь его дальнейшему карьерному росту, и "лучшая" часть тогда еще живой и исправной репрессивной машины КГБ бросилась искать и добывать доказательства своих же "мифических" и реальных преступлений! Но тут в августе 1991г. вмешался Путч ГКЧП и Голушка понимает, что  СССР скоро развалится окончательно, а Горбачев, тот, для  кого он оказывал "катынсую" услугу, разоблачая кровавые коммунистические преступления канет в лету. Но Голушко был не лыком шит, понимая что он чужой на Украине и долго в своем кресле не продержится, он продолжает покупать себе будущее, используя в качестве мены архивные материалы КГБ УССР, переправляя их в Москву. Где в будущем, при организации судебного процесса против КПСС, знания существа "катынского дела" и реальная власть над сотрудниками  секретных лабораторий бывшего КГБ ему очень пригодятся для формирования нового содержания нынешней Особой Катынской Папки. В ноября 1991 г. Голушко уже в Москве, он начальник секретариата КГБ СССР. По канонической версии "катыноведов" например А.Н. Яковлева, описанной книге "Катынь. Пленники не объявленной войны" г-жа Лебедева работая в архивах находит документы конвойных войск НКВД,  и по цепочке Лебедева-Станкевич-Яковлев эта информация попадает к Горбачеву, который в жесточайшем цейтноте носится по "заграницам" вымаливая кредиты для обанкроченной им советской экономики. Горбачев решает воспользоваться намеченной встречей в президентом Польши Ярузельским, передать найденные документы, взять на СССР ответственность за "катынские" преступления, тем самым совершить акт публичного покаяния и отречения от преступного прошлого СССР. Согласно его замыслу, это улучшит внешнеполитический имидж  обновленного СССР, подтвердит иностранным спонсорам  провозглашенный курс сдачи геостратегических позиций некогда могущественного СССР за небольшие западные кредиты, что в свою очередь даст ему козырь в борьбе за власть с Ельциным и позволит продолжить борьбу за сохранение "обновленного" СССР. Примерно все так и произошло, но есть одна деталь,  которую озвучивает Голушко. Она состоит в том, что не Лебедева нашла документы конвойных войск, а некий сотрудник КГБ, которого Голушко послал в Москву:

"Какое-то время спустя после начала следствия я подписывал командировочное удостоверение молодому следователю харьковского управления для поездки в Москву -- когда ехали в Москву, требовалось даже не разрешение начальника областного управления, где работал сотрудник, а подпись начальника КГБ республики или его заместителя. Я спросил, зачем он едет. Оказалось, для работы в архивах по Пятихаткам, где массовые захоронения. Я говорю, на Лубянке настаивают, что документов по этому вопросу не сохранилось. Но все-таки, думаю, пусть едет. Он поехал и нашел документы конвойных войск со списками польских военнопленных Старобельского лагеря (конвойные войска входили в ведение НКВД. -- Ю.К.). Копии материалов передали в Киев -- мне. В них оказалось около 4 тыс. фамилий"

Важная ли это деталь?  Несомненно. Возможно, г-жа Лебедева  просто скрыла, кому принадлежит заслуга реанимации немецкой версии расстрела поляков, ведь тогда как мы понимаем, шла откровенная продажа и шельмование наследия СССР и приоритет означал: должности, воинские и научные звания, поездки и даже работу заграницей за инвалюту, в конце-концов обеспеченное будущее на обозримую перспективу. Можно было-бы оставить Лебедевой лавры первооткрывателя, если бы не то обстоятельство, что нынешнее содержание Особой Катынской Папки стало известно  в узком кругу  партийной и властной верхушки РФ только после того, как истинный реаниматор "катынской" темы, снабдивший всех документами конвойных войск, в ноябре 1991г. занял один из ключевых постов в КГБ СССР.  Что-же на этот раз смог привести с собой Голушко?  Давайте вчитаемся:

-- На Украине расследование после вашего отъезда в Москву в 1991 году не закончилось?

-- История расследования «харьковской катыни» продолжилось. Мне было известно из встречи с заместителем генерального прокурора Польши Стефаном Снежко, также приезжавшим в Москву, о том, что служба безопасности Украины установила данные более чем о 3,5 тыс. заключенных (в основном польских граждан. -- Ю.К.) тюрем западных областей УССР, которые были расстреляны по указанию Берии при наступлении фашистских войск.

-- То есть помимо тех, кто был расстрелян в 1940 году? Где они похоронены?

-- Они были расстреляны летом 1941 года: так поступали и с иностранными, и нередко с советскими гражданами. Если тюрьма в связи с угрозой оккупации ликвидировалась, а арестованных и осужденных не было возможности эвакуировать, их уничтожали. В случае же с польскими офицерами во время войны это было предрешено. А лежат их останки на Львовщине, в Винницкой области, в других местах.

Загадками говорит генерал, не приводит ссылок на "бериевские документы", согласно которым были расстреляны пленные поляки. А ведь факт расстрелов пленных польских офицеров летом 1941г. был введен в научный оборот примерно в тоже время, когда возрождали немецкую версию расстрела поляков, т.е. в период с 1989 по 1991годы :

"Во время эвакуации заключенных из тюрьмы гор. Глубокое (двигались пешим строем) заключенные поляки подняли крики: "Да здравствует Гитлер". Нач. тюрьмы Приемышев, доведя их до лесу - по его заявлению расстрелял до 600 человек. "  ГАРФ, Ф. 9413, оп. 1,д. 23, л.л. 147-153.
 
Причем документы эти нашли те, кто потом станут ярыми сторонниками вины СССР,  и впоследствии рассказывая о судьбе польских военнопленных, будут старательно избегать фактов расстрела поляков пытавшихся поднять мятеж, их массовой смерти в колоннах при бомбежках, да и просто, бесчисленных фактов разбегания военнопленных из брошенных конвоем мест заключения,эвакуационных пунктов или строительства. Что, же касается пленных поляков расстрелянных по указанию Берии, то возникает главный вопрос: Где эти указания оформленные в виде соответствующего решения Политбюро? Ведь достоверно известно, что расстрелы спец. контингента начались в "24/VI-41 " . Обратимся к выдержкам "Из доклада начальника Тюремного управления НКВД УССР капитана госбезопасности Филиппова заместителю Народного комиссара внутренних дел СССР Чернышеву и начальнику Тюремного управления НКВД СССР капитану государственной безопасности Никольскому, от 12 июля 1941 г."

"...Для помощи организации эвакуации заключенных в 0.5 часов 24/VI-41 года были командированы 16 ответственных работников Тюремного Управления НКВД УССР во все Западные области, по 2 человека на каждую...

...Также проведение операций по 1-й категории в большинстве возлагали на работников тюрем..."

 
Что это значило? А это значило, что уже на второй день войны [24/VI-41] началась ликвидация лиц относящейся к первой категории, т.е. на второй день воны начались запланированы но по каким-то причинам отложенные еще до войны расстрелы тех, кто в условиях военного времени представлял смертельную опасность для советского народа, кто в любой момент мог поднять мятеж и встать на сторону врага. Остается только найти эти секретные решения Политбюро, существовавшие на случай войны. Естественен и закономерен тогда вопрос: Уж не тали эта записка от Берии Сталину?  Которая на самом деле писалась на случай войны, где на последнем листе четко и недвусмысленно даются  указания, когда и при каких условиях приводить в исполнение расстрельные приговоры, та которая как установила экспертиза ныне почему-то напечатана  на другой машинке и не содержит этой информации? Таким образом, теоретически, генерал Голушко в ноябре 1991г вернувшись в Москву с секретными документами из архива КГБ УССР, являясь специалистом по идеологическими диверсиям, знакомый не по наслышке с "катынской" трагедий , может помочь заинтересованным лицам простой подменой последнего листа изменить смысл решения Политбюро. Согласно версии Горбачева до декабря 1991г.  в катынских папках не было части документов, которые есть сейчас там:

«Что касается других документов, относящихся к катынской трагедии, то я помню о двух папках, которые показывал мне Болдин еще накануне моего визита в Польшу. Но в них была документация, подтверждающая версию комиссии академика Бурденко. Это был набор разрозненных материалов, и все под ту версию. На подлинный документ, который прямо свидетельствовал бы об истинных виновниках катынской трагедии, мы вышли только в декабре 1991 года, по сути дела, за несколько дней до моей отставки с поста Президента СССР.» (Михаил Горбачев, «Жизнь и реформы», книга вторая, страница 346 http://www.gorby.ru/imgrubrs.asp?img=file&art_id=24339 ).

Не кажется ли вам странными последовательность ключевых совпадений: у Грорбачева документы появляются перед самой отставкой с поста Президента СССР, а у Ельцина только в Конституционном Суде РФ, по делу "суда над КПСС", причем в обоих случаях при этих людях на высокопоставленных постах находится генерал Голушко, специалист по идеологическими диверсиям, лично инициировавший пересмотр катынской трагедии, не названый сотрудник которого нашел документы конвойных войск?

Возникает вопрос, а кто был инициатором возможной подделки документов особой катынской папки, горбачевская или ельциновская команда? Скорей всего это в первую очередь нужно было Ельцину, который и склонил Горбачева к некоторым уступкам, за которые Горбачеву не стали предъявлять претензии, как это сделали с ГКЧПистами, ведь по мнению многих его затворничество в Форосе было "почти" добровольным, в котором самым страшным оказалось отключение линий правительственной связи. Да и факт сохранения Ельциным привилегий Президента СССР за Горбачевым списывать со счетов нельзя, уж больно лихие и голодные наступали в России времена, ведь только с 1991 по 2009г. население РФ уменьшилось на 12 миллионов человек, а вместе с не родившимися потери от экономических реформ только в РФ оказались сопоставимыми с потерями в ВОВ всех народов СССР.

Николай Галушко - с декабря 1993 г. по февраль 1994 занимал пост директора ФСБ (тогда ФСК РФ), профессиональное становление которого произошло на поприще борьбы с национализмом и идеологическими диверсиями (Пятое управление КГБ). В 1993г. за участие в расстреле парламента РФ награжден орденом   «За личное мужество».


P.S.  А что-же было дальше? Как сложилась судьба генерала? А дальше, все повторилось с точностью до наоборот. 23.02.1994 г. Государственная дума приняла  постановление "Об амнистии за некоторые преступления, совершенные в сфере политической и хозяйственной деятельности", которым предписывалось прекратить все дела в отношении лиц, привлеченных к уголовной ответственности в связи с событиями августа 1991 г. Голушко, тонко чувствую и предвидя дальнейшее развитие событий и полное банкротство ельциновской команды к президентским выборам 1996г. Занимает  откровенно выжидательную позицию отпуская ГКЧП-ов из тюрьмы. По свидетельству пресс-секретаря президента Б. Н. Ельцина В. В. Костикова, Б. Н. Ельцин сказал: "Голушко предал меня. Я отдал ему прямое указание никого из "Лефортова" не выпускать до выяснения обстоятельств. Он приказа не выполнил" (Млечин Л. М. Председатели КГБ. Рассекреченные судьбы. М., 1999.  С. 630). При подписании указа об увольнении Б. Н. Ельцин вычеркнул слова "по личной просьбе". 28.02.1994 г. указ вышел с формулировкой "в связи с уходом на пенсию по состоянию здоровья".  С апреля 1996 г. Голушко становится советником директора ФСБ РФ. С 2000 г. член наблюдательного совета банка "Гарант-Инвест", а ныне он уже председатель совета директоров ЗАО коммерческого банка "Гарант-Инвест".

Спецсообщение Н.И. Ежова И.В. Сталину о ходе польской операции
rusdesperados

 
14.09.1937
№ 60020
Секретно
СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) тов. СТАЛИНУ
 
В результате дальнейшего хода операции по ликвидации кадров польской разведки на 10 сентября с.г. из числа польских перебежчиков, политэмигрантов, военнопленных, консульских связей и других контингентов, подозрительных по польскому шпионажу *арестовано по СССР — 23.216 человек*.
В это количество входят:
По УССР 7 651 (из них созналось 1.138)
Ленинграду 1 832 (« — « — » 673)
Московской области 1 070 (« — « — » 216)
БССР 4 124
Западной области 837
Западной Сибири 1 325
железнодорожному транспорту 2 943
Наряду с развертыванием следствия по делам, охарактеризованным в первой записке, результаты дальнейших мероприятий по операции в отдельных республиках и областях представляются в следующем виде:
*УССР*
За последнее время ликвидирован ряд новых шпионско-диверсионных формирований, созданных польской разведкой.
Показаниями арестованного в Харькове ксендза ГАШИНСКОГО вскрыта антисоветская националистическая организация, созданная ГАШИНСКИМ по указанию польского консульства. ГАШИНСКИЙ назвал 19 человек, завербованных им лично.
Арестованный зам. главного бухгалтера макаронной фабрики в Харькове ГОРОДЕЦКИЙ сознался в шпионско-диверсионной деятельности по заданию польского консульства. С 1930 г. ГОРОДЕЦКИМ создана шпионская сеть на Харьковском тракторном и электромеханическом заводах.
Старослужащие сахарных заводов в Харьковщине ПОНЯТОВСКИЙ и СМЕРЧИНСКИЙ в шпионаже в пользу Польши дали показания о наличии сети нелегальных ходоков в Польшу со шпионскими материалами.
Арестованные в Олевске — б. агенты разведотдела КВО ЛАПКИН, ГРОБЧУК и ИГНАТЮК сознались, что являются с 1928 г. польскими шпионами и в своей деятельности дезинформировали и провоцировали Разведупр.
Аналогичные показания получены по Киеву от арестованных бывших агентов разведотдела КВО БОРЕЙКО и САВЧУК, также оказавшимися польскими шпионами-двойниками.
В Киеве арестованный польский агент ФОРНОЛЬСКИЙ, завербованный польским консульством, сознался, что по заданию консульства создал на Селиванковском сахарном заводе диверсионную группу в количестве 11 человек.
В Житомире арестован, переброшенный в СССР в 1932 г. под видом политэмигранта, польский разведчик МАЦИЕВСКИЙ. По его показаниям вскрыта боевая ячейка ПОВ в Житомире.
В Славянске вскрыта шпионско-диверсионная группа, созданная польскими шпионами КАРВА и ШИШКЕВИЧЕМ.
Арестованный в Сталино КУЛИНО-КУЛИНОВСКИЙ сознался, что в 1931 г. переброшен в СССР Виленской эспозитурой для шпионской деятельности. Будучи в ссылке в Златоустье, затем, работая в Мариуполе на заводе Азовстали и в Москве, КУЛИНО-КУЛИНОВСКИЙ всюду создавал шпионско-диверсионные группы. По шпионской работе был связан с работающим в польском посольстве МАЛИНОВСКИМ.
В Одессе арестованный ФИНШВАЛЬ сознался в участии в польской шпионско-диверсионной организации в Кирово, созданной польским инженером Бруно ЗИМЕКОМ, находящимся в настоящее время в Ленинграде. ФИНШВАЛЬ назвал 12 участников организации.
В Добровеличковском районе Одесской области вскрыта шпионско-повстанческая организация, насажденная польской разведкой во главе с неким ХУДЫМ и БОЖАКОВЫМ. Организация была связана с польским консульством.
В Киеве арестован бывший начальник боепитания 29-го стрелкового батальона МИЗЕРНИК А.А.
МИЗЕРНИК сознался в том, что, проживая в 1924 г. в Польше, был завербован польскими разведорганами и в том же году нелегально направлен в СССР для шпионско-диверсионной работы, которую проводил до дня ареста.
До посылки в СССР МИЗЕРНИК использовался поляками как провокатор среди рабочих гор. Варшавы.
МИЗЕРНИКУ были даны несколько явок на Москву и Харьков.
На протяжении всего времени пребывания в СССР МИЗЕРНИКОМ были переданы польразведорганам сведения, характеризующие состояние отдельных частей РККА и оборонные объекты.
МИЗЕРНИК назвал следствию 6 агентов польразведорганов, проживающих на территории СССР.
Арестованный начальник эксплуатационного участка Киевского укрепрайона ДЬЯЧЕНКО Е.А. признал свою принадлежность к польским разведывательным органам, в которые был завербован в 1932 году польским агентом ЖЕЛТОБРЮХОВЫМ.
Вплоть до марта 1937 года передавал ему, а также явившемуся к ДЬЯЧЕНКО от имени ЖЕЛТОБРЮХОВА из Польши курьеру разведки ряд совершенно секретных данных о состоянии оборонных сооружений, боеспособности и расположении частей РККА, а также характеристики командного состава Киевского и Винницкого укрепрайонов. ЖЕЛТОБРЮХОВ устанавливается для ареста.
*БССР*
Сознанием арестованных поляков ДУДОРЧИКА Антона и его сына Михаила вскрыта диверсионная организация польской разведки на минской электростанции и длительная подготовка диверсионной работы на ней.
Арестованная в Минске АПОЗНАНСКАЯ А.И. призналась, что была завербована польским консульством в Москве. По заданию польской разведки входила в доверие к семьям военнослужащих и похищала хранившиеся на квартирах командиров различные военные документы. Часть похищенных документов была обнаружена у нее на квартире.
Арестованный в Орше польский шпион ОШКЕР М.С. назвал на следствии агентуру польской разведки, действующую на подмосковных заводах, в частности на авиазаводе № 22.
В Смиловическом районе ликвидирована диверсионно-повстанческая низовка «ПОВ» под названием «Кулка Пилсудского» в составе 15 человек. Организацию возглавлял СКОРОБОГАТЫЙ С.К., связанный по своей деятельности с агентами 2-го отдела ПГШ БУЛГАКОМ и ВРУБЛЕВСКИМ, нелегально приходившим на территорию СССР.
Помимо проведения диверсионной и шпионской работы участники организации подготовляли террористические акты против руководителей местного советского и партийного аппарата.
На участке 18 погранотряда задержано 7 польских перебежчиков, по национальности белорусов. Следствием установлено, что вся эта группа переправлена польскими разведывательными органами с заданием осесть на территории БССР.
Показаниями польского агента ДРОЗДОВИЧА устанавливается массовая переброска им антисоветского элемента в Польшу для последующей обработки и вербовки этих лиц польской разведкой и обратной переброски в СССР. ДРОЗДОВИЧ называл несколько десятков польских шпионов, направленных через него в течение 11 лет и осевших в глубоком тылу СССР.
Всего по показаниям арестованных по данной операции в БССР выявлены и разоблачены 26 польских шпионов в других городах Союза.
*ЗАПАДНАЯ ОБЛАСТЬ*
Вскрыто и ликвидировано 24 польских шпионско-диверсионных формирований и разоблачено 33 польских агента. В частности арестованный инженер спецснарядного бюро завода «Красный Профинтерн» в г. Орджоникидзеграде НОВАКОВИЧ И.И., показал, что в 1934 г. будучи в Ленинграде был завербован там для шпионажа в пользу Польши польским разведчиком ПИНЧУКОМ (арестовывается). Последнего НОВАКОВИЧ снабжал рядом секретных материалов и в частности о технологическом процессе производства 12-дюймовых снарядов. По показаниям НОВАКОВИЧА ПИНЧУК по контрреволюционной шпионской деятельности был связан с расстрелянным участником военно-фашистского заговора ФЕЛЬДМАНОМ.
На Рославльском вагоноремонтном заводе ликвидирована шпионско-диверсионная группа в составе 3 чел. Арестованный по делу поляк ПРОКОПОВИЧ — зам. нач. электроцеха признался, в 1933 г. был завербован для шпионской работы в пользу Польши польским перебежчиком КИСЛЯКОВЫМ, и совместно с последним завербовал ряд других лиц для шпионско-диверсионной работы. Последние арестовываются.
Арестованный польский перебежчик МИХНЮК М.А., пом. машиниста депо ст. Унеча Белорусской ж.д., сознался в том, что в 1930 году был завербован помощником начальника Микошевической политической полиции ЯНУСОМ Э. и нелегально переброшен в СССР. Здесь МИХНЮК в качестве резидента установил связь с рядом польских шпионов, переброшенных польской разведкой, в частности, работающих на Белорусской ж.д.
Арестованный поляк КРАВЦЕВИЧ С.И., работавший слесарем Бытлшского стеклозавода, сознался, что в 1929 году он был завербован польперебежчиком ЛОБАДИНСКИМ в шпионско-диверсионную группу. По заданию последнего, им в свою очередь завербован польперебежчик МАЧУЛЬСКИЙ. Все арестованы
Арестованный польперебежчик КОСАЧ Иван Иванович сознался, что он в 1929 году был завербован конфидентами польской разведки братьями РУБАНИК Герасимом и Захаром. В том же году вместе с агентами польразведки РУБАНИК Захаром и ЗАКРУТО были переброшены в СССР с заданием подставить себя для вербовки нашей погранохране.
В Вязьме арестован пограничник ЧУЕВСКИЙ И.К., который с 1928 г. является польским шпионом, будучи завербован польским разведчиком РАДКЕВИЧЕМ, бежавшим в Польшу.
ЛЕНИНГРАД
Следствием по делу арестованных поляков раскрыт ряд диверсионных групп ПОВ на военных заводах Ленинграда: на заводе взрывателей № 4, на артиллерийском № 7, на заводах «Большевик», Ижорском, Кировском и судостроительном им. Марти. Эти группы предназначались для взрыва и поджога важнейших цехов заводов в мобилизационный период.
Так инженер завода № 4 ЛАБИНСКИЙ показал, что является одним из руководителей диверсионной группы «ПОВ», существующей на этом заводе. Для шпионско-диверсионной работы был завербован в 1934 году агентом 3 отдела ПГШ ПОДВЫСОЦКИМ. ЛАБИНСКИЙ назвал 11 участников диверсионной группы, подготовлявших диверсионные акты на сборочных цехах завода.
Независимо от группы ЛАБИНСКОГО на том же заводе № 4 вскрыта другая резидентура польской разведки — ЮРЧАКА. Последний был завербован в 1930 г. польской дефензивой и послан в Германию для шпионской работы среди польских политэмигрантов. Затем под видом политэмигранта был переброшен в СССР и по заданию резидента 2 отдела ПГШ БРУКОВСКОГО проник в Ленинграде на завод № 4, организовав там сбор шпионских сведений и подготовку диверсий. По поручению польской разведки содействовал проникновению и устройству на завод двух германских разведчиков — МИХАЛЕВСКОГО и АЛЕКСАНДРА.
На Ижорском заводе арестованный инженер ЛОСИЦКИЙ показал, что является членом ПОВ и резидентом 2 отдела ПГШ. Он сознался в подготовке диверсионных актов на ряде цехов завода и выдал состав диверсионной группы ПОВ на Ижорском заводе в числе 12 человек.
По судостроительному заводу им. Марти. Работавший на заводе бывший сотрудник УНКВД ЛО ВУЙЦИК сознался, что с 1920 года являлся членом «ПОВ» и что по шпионской работе был связан с польским консульством в Ленинграде, создав по заданию последнего две диверсионные группы на заводе.
По заводу № 7. Помимо вскрытой в начале операции по полякам диверсионной группы ПОНЕВЧИНСКОГО, на заводе выявлена шпионская группа мастера БАХРУШИНА, завербованного в 1936 г. офицером 2-го отдела ПГШ ЧЕЛЕВИНСКИМ, и диверсионная группа мастера ОМЕРЧИКА, созданная в количестве 7 участников — резидентом 2-го отдела ПГШ СТАНКЕВИЧЕМ.
По Кировскому заводу — главный механик ГЛАВДЕЦКИЙ показал, что является одним из руководителей диверсионной группы ПОВ, готовившей взрывы в энергетическом хозяйстве завода. Назвал 11 участников этой диверсионной группы, которые арестованы и часть из них уже созналась.
По заводу «Большевик» — арестован начальник электросилового хозяйства завода ШАЙЧИНСКИЙ, показавший, что является членом ПОВ с 1929 года и входил в диверсионную группу, намечавшую вывод из строя электросиловое хозяйство завода. Диверсионная группа ПОВ была связана с ликвидированной троцкистской организацией, действовавшей на заводе.
Наряду со вскрытыми при проведении операции группами «ПОВ» арестован ряд отдельных шпионов и диверсантов, показаниями которых устанавливается исключительно широкий фронт проникновения польской разведки на предприятия Ленинграда и военные учреждения ЛВО.
Так, БОРТКУН, быв. секретарь партбюро 15-го военсклада ЛВО показал, что был завербован для шпионской работы польским шпионом КОХАНОВИЧЕМ и передавал ему секретные сведения об оперативной работе склада. Арестованный в связи с этим лекпом того же склада КОХАНОВИЧ подтвердил, что является польским разведчиком и что связан он с резидентом 2-го отдела ПГШ ДОГЕЛЕМ, по заданию которого помимо сбора шпионских сведений готовил поджог 15-го склада, получив для выполнения этой задачи специальные средства.
ХИНЦЕВ — летчик 101-го авиаотряда показал, что входил в состав повстанческой организации, созданной арестованным польским шпионом БАРТАШЕВИЧ.
ТАЛАН — техник 53-й авиабригады показал, что в 1935 г. был завербован польским вице-консулом КАРШ, которому передавал данные о состоянии 53 авиабригады.
МЕРЖВИНСКИЙ — военный инженер 9-й мехбригады ЛВО показал, что в 1925 г. был завербован ксендзом ГАШИНСКИМ для разведывательной работы в пользу Польши. Передал ГАШИНСКОМУ данные о работе Лужского артиллерийского полигона.
Значительные результаты дает операция также по ряду районов и областей, не являющихся ни пограничными по отношению к Польше, не насыщенных населением польской национальности.
Так, в Казахской ССР арестованные начальник электростанции Прибалхашстроя — МОНЧУНСКИЙ И.Ю., начальник водоснабжения Прибалхашстроя КРАСОВСКИЙ В.И. и работник Северо-Аральской моторыболовной станции РОЗЕНБЕРГ В.К. сознались, что являются польскими разведчиками.
В г. Горьком вскрыты ряд формирований, созданных польской разведкой на автозаводе им. Молотова, дзержинских оборонных химпредприятиях и Выксунском металлургическом заводе.
Показаниями арестованного ЛОПАТА А.Д. — начальника мартеновского цеха Выксунского металлургического завода, б. члена ВКП(б), исключенного за развал работы цеха установлено, что он был завербован польской дефензивой в 1925 году и был переброшен в СССР для шпионско-диверсионной работы.
Прибыв в Нижнеднепровск, ЛОПАТА связался с польским шпионом ВЕНЕЦКИМ, работавшим в то время директором завода им. Коминтерна, и по заданию последнего развернул шпионскую и диверсионную работу.
С переездом на Выксунские металлургические заводы ЛОПАТА связался с к.-р. троцкистско-диверсионной организацией и до дня ареста проводил диверсионную и вредительскую работу на заводе.
В Сталинграде арестован б. зав. кладовой завода «Баррикады» поляк ШЕРЕЙКО В.Л., который сознался, что в 1932 году был завербован сотрудником польского посольства СЛЯЖИНСКИМ, специально приезжавшим для этой цели в Сталинград. ШЕРЕЙКО передал польской разведке план расположения завода «Баррикады», описание и количество выпускаемых заводом артиллерийских систем, а также количество отгруженных для РККА орудий за 1932—36 г.г. ШЕРЕЙКО был передан СЛЯЖИНСКИМ на связь к резиденту польской разведки СТАНКЕВИЧУ — юрисконсульту Нефтеторга (арестован).
Там же арестован ЛОЖЕЧНИК Р.В. (поляк, кулак, ремонтный рабочий службы пути ж.д.), который показал, что в 1932 году был завербован сотрудником польского консульства в г. Москве БАРЖАНОВИЧЕМ во время посещения им консульства по вопросу о выезде в Польшу.
Выполнял задания по сбору разведывательных данных о жел. дорожных сооружениях, прохождении грузов, в частности военных. Сведения систематически передавались непосредственно в польские консульства в Москве и Минске, а также приезжавшему из Минска агенту КОСТЮКЕВИЧУ.
По заданию минского консульства в 1926 году ЛОЖЕЧНИК легально выезжал в Польшу, где в Барановичах окончил специальную разведшколу (руководитель школы Джембицкий) и в 1927 году вернулся в СССР со шпионскими и диверсионными заданиями. Диверсионная деятельность приурочивалась к началу военного нападения Польши на СССР. В первую очередь намечался взрыв дор. моста через реку Медведицу и спуск под откос поездов.
Вместе с Ложечником окончили разведшколу в Барановичах и были переброшены в СССР ряд других названных им шпионов.
В гор. Грозном арестован ряд польских шпионов, проникших на нефтя-ные промыслы «Грознефти». Так арестованный б. комвзвода РККА поляк ИВАШКО С.Г. показал, что в 1926 г. был завербован своим братом Владимиром ИВАШКО, нелегально приезжавшим из Польши. В течение ряда лет по заданиям поляков проводил шпионскую и подрывную работу, как в рядах РККА, так и после демобилизации на предприятиях «Грознефтезаводы». В частности систематически похищал планы и секретные документы для польской разведки.
Там же арестован польский шпион поручик польской армии КВЯТКОВСКИЙ, работавший зав. школой № 18 и скрывавшийся под чужой фамилией. КВЯТКОВСКИЙ был связан с группой польских шпионов и перебежчиков.
В гор. Иванове арестованный ИЕРЕМА-ЕРЕМИН Ю.Я., польский эмигрант, рабочий прокатного цеха Кольчугинского металлообрабатывающего завода, дал показания о том, что он с 1931 года занимался шпионско-диверсионной работой в пользу Польши. ИЕРЕМА-ЕРЕМИН был завербован поляком БУГАН, работавшим бухгалтером на радиостанции.
По заданиям БУГАН ИЕРЕМА-ЕРЕМИН передавал ему сведения о производственных мощностях и ассортименте продукции, выпускаемой Кольчугинским заводом, а также информировал его о настроениях рабочих.
В апреле месяце с.г. с целью диверсии вывел из строя электрокран нагревательной печи, а также пытался изломать прокатный стан «Трио» в прокатном цехе, но этот диверсионный акт был предотвращен рабочими цеха.
Арестованный юрисконсульт фабрики «Большевик» в г. Родники Ивановской обл. ПРУСС-ЖУКОВСКИЙ показал, что с 1926 г. является польским шпионом. Назвал ряд соучастников, часть из которых проживала в Москве. Эта группа лиц помимо шпионажа вела также подготовку к совершению терактов. Шпион КРАСНОПОЛЬСКИЙ, в частности, изучал район Кунцевского шоссе и движение по нему автотранспорта, подготовляя теракт против тов. СТАЛИНА, МОЛОТОВА И КАГАНОВИЧА. КРАСНОПОЛЬСКИЙ дал задание ПРУСС-ЖУКОВСКОМУ подобрать человека, способного совершить террористический акт.
В Ярославле арестованный политэмигрант ШИКОВ показал, что в 1926 г. он был завербован 2-м отделом ПГШ и по заданию последнего создал повстанческую организацию в 67 человек, из них бывших белых офицеров 39 чел. и активных участников ярославского мятежа 20, и шпионско-диверсионные группы на Константиновском нефтеперегонном заводе 7 чел., Ярославгрэсе 3. Арестовано по показаниям ШИКОВА 77 чел., сознались 27 человек.
По делу вскрытого в результате данной операции Уральского центра ПОВ выявлены организованные этим центром диверсионно-шпионские группы в Свердловске, Надеждинске, Перми, Тагиле, Ворошиловске, Первоуральске и др. районах.
Помимо этого арестованный руководитель центра МАЛИНОВСКИЙ назвал 5 террористических групп, во главе которых стояли польские перебежчики ДАВИДОВИЧ, КОСАЧ, МУШИНСКИЙ, ЭЛЕНБЕРГ и ПРУССАК, привлеченные им для этой работы.
Общее руководство тергруппами было возложено МАЛИНОВСКИМ на начальника штаба 189 полка войск внутренней охраны НКВД КЛОЧКО.
Последний будучи арестован сознался, что в 1923 г. был завербован в Польше для шпионской работы и переброшен в СССР со специальным заданием внедриться в Красную Армию.
КЛОЧКО показывает, что он вовлек в организацию ПОВ пом. начальника отделения Управления внутренней охраны войск НКВД ЕМЕЛЬЯНЧИК и начальника боепитания 239 конвойного полка ГОДЫВСКОГО. КЛОЧКО назвал ряд участников ПОВ из числа военнослужащих Уральского военного округа.
По показаниям арестованных членов Уральского центра ПОВ ликвидированы также активные диверсионные группы ПОВ на Уралмашзаводе, Уралвагонстрое и Новотрубном заводе. Устанавливается ряд неразоблаченных еще польских шпионов на заводах № 172, № 9, Пермском, Уралэнерго, а также в войсковых частях Уральского военного округа.
Все собранные шпионские материалы переправлялись руководителем Уральского центра ПОВ Малиновским в Москву и передавались через специальных курьеров помощнику военного атташе польского посольства в Москве ХАРЛАНДУ.
В Новосибирске по делу вскрытого подпольного сибирского комитета ПОВ арестованы члены комитета: бывший ППСовец ФИЛИППОВИЧ, лично связанный со шпионом ДОМБАЛЕМ, ксендз, папский администратор Сибири ЖУКОВСКИЙ, капитан 2-го отдела ПГШ СОСЕНКО и политэмигрант ПЛЕБАНЕК. Установлено, что «польская организация войскова» была создана в Сибири еще в 1918 г., активно участвовала в колчаковском движении и создавала на территории Сибири нелегальные польские легионы. На базе старых кадров этой организации был в 1930 г. сформирован актив нелегального сибирского комитета ПОВ, который связался с приезжавшими в Сибирь в 1936 г. под предлогом сбора земли на могилу Пилсудского с места его сибирской ссылки работником польского посольства ЛАГОДОЙ и быв. адъютантом Пилсудского ЛИПИЦКИМ. Последние дали задание комитету подготавливать вооруженное выступление поляков в Сибири в случае возникновения войны.
Сибирский подпольный комитет ПОВ организовал польские повстанческие легионы, диверсионные и террористические группы в городах Иркутске, Красноярске, Новосибирске, Томске, Барнауле, Бийске, в Нарымском крае и др.
В результате операций по полякам вскрыт и ликвидирован ряд шпионских и диверсионных групп, созданных разведчиками других государств из числа польских контрреволюционных и националистических элементов.
Так в Ленинграде арестованный поляк ПЕРЕСВЕТ-САЛТОН сознался, что в 1930 г. работал на Дальнем Востоке, был завербован там агентом японской разведки ОГАВА. По заданию последнего создал диверсионную сеть в электрохозяйстве в составе 13 человек. Поддерживал связь с японской разведкой через специально прибывших курьеров. ПЕРЕСВЕТ-САЛТОН выдал явочную квартиру японской разведки.
В Алма-Ате при аресте поляка КИНЦ у него обнаружена японская валюта, запас типографского шрифта и изобличающие его как японского шпиона документы.
В Смоленске арестован по данной операции пом. командира батареи 85 стр. полка СОСНИЦКИЙ Г.Н., который показал, что в 1928 году он был завербован для работы в пользу румынской разведки своим двоюродным братом СОСНИЦКИМ-ГАЙДУКЕВИЧЕМ Александром. Последний в 1929 г. при очередном переходе из Румынии с заданиями диверсионно-террористического характера был задержан Молдавским погранотрядом и, находясь под арестом, покончил с собой.
После ареста СОСНИЦКОГО-ГАЙДУКЕВИЧА СОСНИЦКИЙ Г.Н. по день своего ареста поддерживал связь с резидентом румынской разведки КУНЕЦКИМ Н.П. — учителем села Карантин.
С момента вербовки СОСНИЦКИЙ Г.Н, передал для румынской разведки сведения о состоянии Ленинградского, Витебского гарнизонов, 25 и 29 стрелковых дивизий и Севастопольской зенитной школы.
Всего к 10 сентября с/г. осуждено и расстреляно 1251 польских агентов.
 
Народный комиссар внутренних дел
Генеральный комиссар государственной безопасности ЕЖОВ
 
АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 254. Л. 173—188. Подлинник. Машинопись.
На первом листе имеются рукописные пометы: «От т. Ежова»; «*Т. Ежову*. Очень хорошо! Копайте и вычищайте и впредь эту польско-шпионскую грязь. Крушите ее в *интересах СССР*. И. Сталин. 14/1*Х—37 г.*».
*—* подчеркнуто карандашом.

Оперативный приказ НКВД СССР № 00485
rusdesperados

  «Об операции по репрессированию членов польской военной организации в СССР»
11.08.1937

 

г. Москва
Сов. секретно
 
Рассылаемое вместе с настоящим приказом закрытое письмо «О фашистско-повстанческой шпионско-диверсионной пораженческой и террористической деятельности польской разведки в СССР», а также материалы следствия по делу «ПОВ» вскрывают картину долголетней и относительно безнаказанной диверсионно-шпионской работы польской разведки на территории Союза.
Из этих материалов видно, что подрывная деятельность польской разведки проводилась и продолжает проводиться настолько открыто, что безнаказанность этой деятельности можно объяснить только плохой работой органов ГУГВ и беспечностью чекистов.
Даже сейчас работа по ликвидации на местах польских шпионско-диверсионных групп и организация «ПОВ» полностью не развернута. Темп и масштаб следствия крайне низкие. Основные контингенты польской разведки ускользнули даже от оперативного учета (из общей массы перебежчиков из Польши, насчитывающей примерно 15 000 человек, учтено по Союзу только 9000 человек. В Западной Сибири из находящихся на ее территории около 5000 перебежчиков учтено не боле 1000 человек). Такое же положение с учетом политэмигрантов из Польши. Что касается агентурной работы, то она почти совершено отсутствует. Более того, существующая агентура, как правило, двойническая, подставленная самой польской разведкой.
Недостаточно решительная ликвидация кадров польской разведки тем более опасна сейчас, когда разгромлен московский центр «ПОВ» и арестованы многие активнейшие его члены. Польская разведка, предвидя неизбежность дальнейшего своего провала, пытается провести, а в отдельных случаях уже приводит в действие свою диверсионную сеть в народном хозяйстве СССР и в первую очередь на его оборонных объектах.
В соответствии с этим основной задачей органов ГУГВ в настоящее время [является] разгром антисоветской работы польской разведки и полная ликвидация незатронутой до сих пор широкой диверсионно-повстанческой низовки «ПОВ» и основных людских контингентов польской разведки в СССР.
 
ПРИКАЗЫВАЮ:
1. С 20 августа 1937 года начать широкую операцию, направленную к полной ликвидации местных организаций «ПОВ» и прежде всего диверсионо-шпионских и повстанческих кадров в промышленности, на транспорте, в совхозах и колхозах.
Вся операция должна быть закончена в трехмесячный срок, т.е. 20 ноября 1937 года.
2. Аресту подлежат:
а) Выявленные в процессе следствия и до сего времени не разысканные активнейшие члены «ПОВ» по прилагаемому списку;
б) все оставшиеся в СССР военнопленные польской армии;
в) перебежчики из Польши независимо от времени перехода их в СССР;
г) политэмигранты и политобвиненные из Польши;
д) бывшие члены ППО и других польских антисоветских политических партий;
е) наиболее активная часть местных антисоветских националистических элементов польских районов.
3. Операцию по арестам провести в две очереди:
а) в первую очередь подлежат аресту перечисленные выше контингенты, работающие в органах НКВД, в Красной Армии, на военных заводах, в оборонных цехах всех других заводов, на железнодорожном, водном и воздушном транспорте, в электросиловом хозяйстве всех промышленных предприятий, на газовых и нефтеперегонных заводах;
б) во вторую очередь подлежат аресту все остальные, работающие в промышленных предприятиях не оборонного значения, в совхозах, колхозах и учреждениях.
4. Одновременно с развертыванием операции по арестам вести следственную работу. Основной упор следствия сосредоточить на полном разоблачении организаторов и руководителей диверсионных групп с целью исчерпывающего выявления диверсионной сети.
Всех проходящих по показаниям арестованных шпионов, вредителей и диверсантов — немедленно арестовывать. Для ведения следствия выделить специальную группу оперативных работников.
5. Все арестованные по мере выявления их виновности в процессе следствия — подлежат разбивке на две категории:
а) первая категория — подлежащая расстрелу, к которой относятся все шпионские, диверсионные, вредительские и повстанческие кадры польской разведки;
б) вторая категория — менее активные из них, подлежат заключению в тюрьмы и лагеря сроком от 5 до 10 лет.
6. На отнесенных в процессе следствия к первой и второй категориям каждые 10 дней составляются списки с кратким изложением следственных и агентурных материалов, характеризующих степень виновности арестованного, которые направляются на окончательное утверждение в НКВД СССР.
Отнесение к первой или второй категории на основании рассмотрения агентурных и следственных материалов проводится Народным комиссаром внутренних дел республики, начальником УНКВД области или края совместно с соответствующим прокурором республики, области или края.
Списки направляются в НКВД СССР за подписью народного комиссара внутренних дел республики, начальника УНКВД и прокурора соответствующих республики, края и области.
После утверждения списков в НКВД СССР и прокурором СССР приговор немедленно приводится в исполнение, т.е. осужденные по первой категории — расстреливаются; по второй — отправляются в тюрьмы и лагеря согласно нарядов НКВД СССР.
7. Прекратить освобождение из тюрем и лагерей оканчивающих срок заключения осужденных по признакам польского шпионажа. О каждом из них предоставить материал для рассмотрения на Особое совещание НКВД СССР.
8. Всю работу по разгрому «ПОВ» и всех остальных контингентов польской разведки умело и обдумано использовать для приобретения новой агентуры по польской линии.
При отборе агентуры особо тщательное внимание обратить на меры, обеспечивающие органы НКВД от проникновения в сеть двойников — агентов польской разведки.
Списки всех намеченных к вербовке агентов с исчерпывающей характеристикой на них направлять утверждение начальнику ГУГБ НКВД т. Фриновскому.
9. О ходе операции телеграфно доносить каждые пять дней, т.е. 1, 5, 10, 15, 20, 25 и 30 числа каждого месяца.
 
Народный комиссар внутренних дел СССР
Генеральный комиссар государственной безопасности ЕЖОВ
 
Ленинградский мартиролог 1937–1938 гг. СПб., 1996. Т. 2. С. 454–456.

«Об операции по репрессированию членов Польской военной организации в СССР»
rusdesperados

17 ноября 1938 г. было принято постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия», в котором осуждались необоснованные аресты, необъективное ведение следствия, практика строить обвинение только на признательных показаниях. Однако ответственность за все это возлагалась на пробравшихся в органы НКВД и прокуратуры «врагов народа» и шпионов иностранных разведок, которые «сознательно извращали советские законы, совершали подлоги, фальсифицировали следственные документы… создавали с провокационной целью дела против невинных людей». Одновременно постановление накладывало запрет на производство массовых операций по выселению граждан, восстанавливался прокурорский надзор за следствием и дознанием4.

Через восемь дней, 25 ноября 1938 г., с поста наркома внутренних дел был снят Н.И. Ежов. На его место пришел Л.П. Берия. Заботясь о своей карьере и личной безопасности, прокурор СССР А.Я. Вышинский организовал серию проверок соблюдения законности в местах лишения свободы. Уже 27 декабря 1938 г. он направил в адрес И.В. Сталина и В.М. Молотова письмо № 430л-сс, в котором говорилось о серьезных преступлениях, совершенных сотрудниками УНКВД Вологодской области. Дополнительная проверка дала основание Вышинскому направить 1 февраля  1939   г . в адрес высокопоставленных лиц еще одно письмо с грифом «совершенно секретно». В этом послании приводились факты вопиющего беззакония, которые творились в исправительно-трудовой колонии № 14. Так, начальник Белозерского оперативного сектора УНКВД лейтенант госбезопасности И.Т. Власов имел задание по выявлению среди заключенных лиц, занимающихся контрреволюционной деятельностью. Не отягощая себя рутинной работой, Власов встал на путь подлогов и фабрикации фиктивных дел. В колонию Власов и его подчиненные сержант госбезопасности Е.А. Воробьев и старший лейтенант чекист запаса И.А. Емин прибыли под видом медицинской комиссии. Отобрали 100 за-ключенных и составили подложные протоколы допросов, содержащие признания ничего не подозревающих людей в совершении тягчайших государственных преступлений. Затем обвиняемым предложили своей подписью удостоверить якобы подготовленные комиссией «свидетельства о болезни» (на самом деле они расписывались на бланке протокола допроса). Сфабрикованные дела были переданы на рассмотрение «тройки» УНКВД по Вологодской области, которая приняла решение о расстреле всех 100 чел.1

Далее в сообщении Вышинского говорилось о том, что начальник Белозерского районного отдела  НКВД  сержант госбезопасности С.П. Портнаго и его сотрудники «во время допросов доходили до изуверства», пускали в ход «всевозможные пытки». В процессе таких «допросов» четверо заключенных были просто-напросто убиты. Начальники 3-го и 4-го отделов УНКВД по Вологодской области старшие лейтенанты госбезопасности Лебедев и Проскуряков, выполняя  приказ  НКВД СССР № 00485 от 11 августа 1937 г. «Об операции по репрессированию членов Польской военной организации в СССР», не мудрствовали лукаво. Они арестовали граждан, имевших нерусские фамилии, оперативно сфабриковали дела и передали их на рассмотрение тройки УНКВД по Вологодской области. Действия самой этой «тройки», несомненно, посвященной в то, как добывались массовые признания обвиняемых, Вышинский назвал преступными.

Затем прокурор СССР информировал руководителей партии и государства о необходимости ареста названных лиц и ряда других сотрудников НКВД. Главных нарушителей законности, таких как Власов, он предлагал расстрелять, остальных – приговорить к длительным срокам лишения свободы. Наконец, Вышинский информировал Сталина и Молотова о том, что за участие в антисоветском заговоре взяты под стражу начальник Вологодского УНКВД С.Г. Жупахин и областной прокурор М.С. Дрожжин1. В мае 1940 г. И.Т. Власов, И.А. Емин, Е.А. Воробьев, С.П. Портнаго и В.Д. Овчинников предстали перед судом Военного трибунала. Первые трое были приговорены к расстрелу, двое других – соответственно к 10 и 5 годам лишения свободы.


ВРЕМЕННАЯ ИНСТРУКЦИЯ О РАБОТЕ ПУНКТОВ НКВД ПО ПРИЕМУ ВОЕННОПЛЕННЫХ
rusdesperados

№ 2.4

ВРЕМЕННАЯ ИНСТРУКЦИЯ О РАБОТЕ ПУНКТОВ НКВД ПО ПРИЕМУ ВОЕННОПЛЕННЫХ

Москва

29 декабря 1939 г.*

Секретно

«Утверждаю» Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР комдив Чернышов

Временная инструкция о работе пунктов НКВД по приему военнопленных

I. Общая часть

1. Пункты НКВД СССР по приему военнопленных (приемные пункты) организуются по приказу или распоряжению Народного комиссара внутренних дел Союза ССР.

2. Организацию пунктов и дальнейшее руководство их деятельностью проводит Управление НКВД СССР по делам о военнопленных через НКВД, УНКВД республик, краев и областей, на территории которых расположен пункт.

3. Начальник приемного пункта в своей работе руководствуется настоящей инструкцией, распоряжениями и указаниями Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и начальника УНКВД (НКВД союзной и автономной республики).

4. Охрану военнопленных на приемных пунктах несут части конвойных войск

НКВД.

Взаимоотношения начальника приемного пункта с командиром войскового подразделения, несущего охрану пункта, определяются приказом НКВД СССР от 19 ноября 1939 г. за № 0390**, а именно:

1) Войсковое подразделение, несущее службу охраны приемного пункта, в административно-строевом отношении командованию приемного пункта не подчиняется, но выполняет требования последнего в отношении:

а) временного усиления наружной охраны на отдельных секторах или постах;

б) выделения боесостава для ликвидации массовых беспорядков или бунта военнопленных, для пресечения готовящегося массового побега их или для отражения нападения на приемный пункт извне, а также при производстве внезапных массовых осмотров помещений военнопленных.

2) Право вызова караула по тревоге и дежурного подразделения имеют начальник приемного пункта и дежурный по приемному пункту.

3) Командир дежурного подразделения по прибытии в приемный пункт по вызову начальника приемного пункта или дежурного по приемному пункту поступает в их распоряжение до прибытия командира войскового подразделения.

4) По прибытии в приемный пункт командир войскового подразделения принимает командование караулом и дежурным подразделением и действует по плану, разработанному совместно с начальником приемного пункта.

Начальник приемного пункта не вмешивается в распоряжения командира войскового подразделения, отдаваемые последним караулу и дежурному подразделению. Однако командир войскового подразделения обязан выполнять оперативные задания начальника приемного пункта по восстановлению порядка.

Предварительные устные оперативные задания начальник приемного пункта подтверждает письменно.

5) Командование приемного пункта не имеет права требовать от войскового подразделения выделения боевого состава:

а) для конвоирования военнопленных в баню и лечебные заведения, а также для конвоирования в другие пункты;

6) для охраны военнопленных на работах, проводимых вне пункта (если по этому вопросу не имеется специальных указаний Главного управления конвойных войск);

в) для охраны новых пунктов (отделений), не предусмотренных при организации приемного пункта.

6) Конвоирование военнопленных в другие пункты производится конвоями по распоряжению штаба конвойных войск НКВД СССР.

7) За побег военнопленных, совершенный через вахтерские проходные пункты приемного пункта, состав караула ответственность не несет.

II. Прием военнопленных

5. Прием военнопленных от частей РККА и РККФ1 производится в любое время дня и ночи по спискам, заверенным командованием части.

Прием производится лично начальником приемного пункта или его помощником.

6. Приему на пункт не подлежат:

а) больные и раненые военнопленные как подлежащие направлению в военные госпитали;

б) беженцы.

7. При приеме на пункт военнопленные до размещения их в отведенных помещениях тщательно обыскиваются.

При обыске подлежат изъятию:

1) все виды оружия,

2) бинокли,

3) фотоаппараты,

4) карты игральные,

5) карты военные (планы местности),

6) финские ножи,

7) спиртные напитки,

8) литература,

9) служебные документы и различные записи,

10) электрические фонарики,

11) свистки,

12) компасы,

13) противогазы,

14) военное снаряжение (сверх одного комплекта),

15) лекарства (различные — порошком и в жидкости),

16) крупные суммы денег (свыше 1000 руб.).

Не подлежит изъятию:

1) обмундирование,

2) постельные принадлежности,

3) белье,

4) котелки и другая посуда,

5) деньги,

6) табак (папиросы),

7) спички (зажигалки),

8) часы,

9) кольца,

10) портсигары,

11) личные письма и фотокарточки (за исключением военных фотографий),

12) предметы религиозного культа,

13) ордена и значки,

14) предметы туалета,

15) спички,

16) канцелярские принадлежности.

На изъятые при обыске деньги военнопленному выдается квитанция. По окончании обыска составляется акт, в котором обозначаются все изъятые при обыске предметы. Акт составляется в 3-х экземплярах, из которых 1-й экземпляр с изъятыми предметами направляется в райвоенкомат2 (трофейная комиссия), 2-й экземпляр — в Управление НКВД СССР по делам о военнопленных и 3-й экземпляр остается в делах пункта.

8. При обнаружении при обыске предметов, не обозначенных в п. 7 настоящей инструкции, вопрос об изъятии или оставлении на руках военнопленных этих предметов решается по усмотрению начальника пункта.

Если обнаруженные предметы не могут являться собственностью военнопленного (части и детали от машин и т.п.) — такие вещи подлежат изъятию.

9. Все прибывающие на пункт военнопленные до размещения их в отведенные помещения должны пройти санобработку (баня, дезинфекция). Военнопленные, заявившие жалобы на болезненное состояние, подвергаются медосмотру3.

10. В случаях, когда среди направленной на приемный пункт партии военнопленных выявлен больной эпидемическим заболеванием или поступившая партия имела контакт с таким больным, при приеме на прибывших накладывается карантин и по указанию врача приемного пункта проводятся противоэпидемические мероприятия.

В каждом случае эпидемического заболевания посылается телеграфное сообщение в УНКВД СССР и Управление по делам о военнопленных.

Отправление военнопленных с пунктов, где наложен противоэпидемический карантин, впредь до указаний из Управления НКВД СССР по делам о военнопленных, временно прекращается.

III. Учет военнопленных

11. Немедленно по поступлении военнопленного на приемный пункт начальник пункта организует регистрацию прибывших в специальной книге.

12. Все графы книги регистрации военнопленных должны заполняться полностью и четко.

Особое внимание должно быть обращено на то, чтобы фамилия, имя и отчество заполнялись правильно. Если военнопленный носит несколько фамилий — все они заносятся в книгу регистрации.

Звание или чин записываются полностью, например капитан артиллерии, командир такой-то части, поручик кавалерии, командир такой-то части, рядовой пехоты.

13. На группу военнопленных, направленную в лагерь, составляется этапный список за подписью начальника пункта.

14. Этапный список составляется в 3-х экземплярах. Два экземпляра списка выдаются начальнику конвоя (один для лагеря), третий экземпляр с распиской начальника конвоя в приеме этапа остается в делах пункта.

15. После отправки этапа из пункта на основании этапного списка в книге регистрации заполняются графы — дата убытия из приемного пункта и место убытия.

16. Об отправке этапов из пункта в лагерь начальник пункта телеграфно сообщает в Управление НКВД СССР по делам о военнопленных по установленному коду.

17. В случае убытия военнопленного из пункта не в лагерь в книге регистрации делается об этом соответствующая отметка.

18. Приемный пункт ведет ежедневную строевую записку о движении военнопленных, и ее содержание в зашифрованном виде ежедневно сообщает по телеграфу в Управление по делам о военнопленных НКВД СССР.

IV. Режим

19. Военнопленные офицеры, государственные чиновники, полицейские, жандармы и члены контрреволюционных партий размещаются отдельно от солдат и младшего начсостава. Военнопленные женщины размещаются отдельно от мужчин.

20. Военнопленные размещаются в помещениях, обнесенных сплошным забором или оградой из колючей проволоки в 2,5 метра высотой и находящихся круглые сутки под вооруженной охраной.

Проживание военнопленных за зоной пункта без охраны категорически воспрещается.

21. Начальник пункта на основании настоящей инструкции, в зависимости от местных условий, устанавливает время подъема и отхода ко сну и распорядок дня военнопленных, руководствуясь прилагаемым примерным распорядком дня (приложение № 3).

22. Военнопленным разрешается свободное перемещение внутри охраняемой зоны пункта от подъема до отбоя. После отбоя всякое передвижение по территории пункта без разрешения администрации воспрещается.

23. Военнопленных разрешается привлекать к работам по хозяйственному обслуживанию нужд пункта, причем вывод их на работы за зону пункта производится только под конвоем.

24. Военнопленные, выводимые на внешние работы, сдаются дежурным по пункту по списку старшему конвоя и по списку же принимаются от старшего конвоя обратно на пункт.

25. На территорию пункта имеют право входить по своим удостоверениям сотрудники пункта и работники НКВД, командированные на пункт.

Для пропуска, в случаях необходимости, на территорию пункта устанавливаются разовые пропуска единого образца, которые могут быть выданы только за подписью начальника пункта, а в его отсутствие ответственным дежурным по пункту и только лицам, пребывание которых на пункте вызвано служебной необходимостью (приложение № 1)***.

26. С внутренней и наружной стороны зоны обозначается предупредительная зона, проходить через которую к основной зоне кому бы то ни было категорически воспрещается.

Часовые, сотрудники пункта и находящиеся в наряде вахтеры должны немедленно пресекать всякую попытку военнопленных установить связь с окружающим населением.

27. С военнопленными со стороны администрации, охраны и сотрудников приемного пункта должно быть вежливое обращение.

28. Всякое использование труда военнопленных в личных целях, покупка вещей у военнопленных, равно как прием от военнопленных подарков или услуг в иной форме, сотрудникам пункта категорически воспрещается и должно рассматриваться как связь с военнопленными со всеми вытекающими отсюда последствиями.

29. Свидания, переписка, посылки и передачи находящимся на пункте военнопленным воспрещается.

30. Военнопленным разрешается чтение газет и книг, игра в шашки, шахматы и другие неазартные игры.

Военнопленные могут подавать жалобы и заявления в адрес любого вышестоящего органа НКВД или правительственного учреждения.

Жалобы и заявления, адресованные в Президиум Верховного Совета СССР и союзных республик, Совнарком СССР, Комиссию Советского Контроля, ЦК ВКП(б), комиссию партийного контроля при ЦК ВКП(б), Народному комиссару внутренних дел СССР, а также в Управление по делам о военнопленных, поданные в закрытом виде, немедленно направляются адресатам с их содержанием.

31. Среди военнопленных, содержащихся на пункте, проводится политико-массовая работа по указаниям политотдела Управления НКВД СССР по делам о военнопленных.

32. Для лучшей организации учета военнопленных и управления ими все военнопленные, находящиеся на приемном пункте, разбиваются на сотни и из их числа назначаются старшие сотен.

33. Курение в занимаемых военнопленными помещениях категорически воспрещается. Для курения отводится специальное место во дворе пункта, а в холодное время — в специально отведенном помещении, снабженном бочкой, наполненной водой.

34. Питание военнопленных проводится по установленным нормам. Выдача горячей пищи должна проводиться два раза в сутки, кипяток по потребности.

35. Врач приемного пункта ежедневно проводит обход помещений военнопленных, осуществляет текущий санитарный и пищевой надзор и оказывает нуждающимся необходимую медицинскую помощь. В случаях, когда выявляется эпидемическое заболевание, принимаются меры, указанные в п. 10.

36. Для поддержания порядка в помещениях и наблюдения за военнопленными внутри зоны устанавливаются вахтерские посты.

37. Отправка военнопленных с приемного пункта производится только по нарядам Управления по делам о военнопленных. Перед отправкой врач приемного пункта отсеивает лиц, не могущих по состоянию здоровья следовать с этапом, и визирует эшелонные списки с указанием об отсутствии на приемном пункте эпидемических заболеваний.

38. В составе эшелона численностью от 1000 чел. и выше выделяется один санитарный вагон, который оборудуется по прилагаемым нормам (приложение № 2)***

4

39. О всех происшествиях на пункте (побег, смерть военнопленного, пожар, беспорядок и т.п.) начальник приемного пункта немедленно доносит начальнику УНКВД и одновременно в Управление по делам о военнопленных НКВД СССР.

Начальник Управления НКВД СССР по делам о военнопленных майор

Сопруненко Комиссар Управления НКВД СССР по делам о военнопленных полковой комиссар

Нехорошев

Приложение № 3 (к п. 21 инструкции)

Примерный распорядок дня приемного пункта Подъем 7 час. Утренний туалет и уборка помещений 7 час. - 7 час. 30 мин. Утренняя поверка 7 час. 30 мин. - 8 час. Завтрак 8 час. 30 мин. - 9 час. 30 мин. Работа на территории пункта 9 час. 30 мин. - 16 час. 30 мин. Обед 16 час. 30 мин. - 18 час. 30 мин. Культурно-массовая работа 18 час. - 21 час. Ужин 21 час. - 22 час. Вечерняя поверка 22 час. - 22 час. 30 мин. Отбой 23 час. ГА РФ. Ф. 9401, оп. 1, д. 533, л. 510-526. Подлинник. ЦХИДК. Ф. 1п, оп. 5е, д. 1, л. 4-16, 23. Копия. Русский архив. С. 25-31.

* Датируется по приказу НКВД СССР № 0438, которым инструкция была объявлена. ** См. док. № 3.6. *** Не публикуется.


Мнение "знатока"
rusdesperados

"При расстрелах использовались немецкие пули калибра 7,65 мм." stanislav-spb.livejournal.com/2553.html#cutid1